Читая Анри Мишо 

автор статьи - Марина Сабурова

для проекта "Между строк"

 

"Глядя на белую бумагу, пишет он, я всякий раз вижу бегущего куда-то вдаль перепуганного человечка. Чем он так перепуган?", - отмечено карандашом в эссе "Чистая страница" Анри Мишо.

 

 Horror vacui, страх перед белым пространством. Данное понятие часто применяется в эстетике, особенно в связи с барокко, где декоративные детали заполняют всё свободное пространство изображения. Как бы в противовес этому понятию сформировалась японская эстетика. Приверженность к белому пространству в Японии имеет глубокие корни в философии. 



"Накадзора - это чувство, когда мы не касаемся поверхности земли, а будто находимся в пустом пространстве между ней и небом", - так японский фотограф Масао Ямамото говорит о пространстве, где обычно летают птицы. Это пространство наполнено ку 空 - пустотой. 


Почему птицы? Это традиционное сравнение. Японский философ XII века Доген часто обращался к образам птиц и рыб, так как их существование иллюстрирует суть понимания философии дзэн-буддизма: рыбы и птицы думают, что нет предела окружающему нас пространству.

 

Читаю эссе Анри Мишо "Чистая страница", опубликованное в книге "Пространство другими словами" издательства Ивана Лимбаха, и взгляд падает на эссе "Борьба с пространством":

 

"Отчего же так много пространства с одной стороны и так мало с другой, я хочу сказать - на картинах...Наше реальное пространство - место свободы движений, беготни, скорости, тогда как пространство, заданное итальянской перспективой - полная ему противоположность. Мы хотим вернуться к открытым пространствам, так не обратиться ли нам к наскальной живописи ?"

 

Поэт и художник Мишо к наскальной живописи не обратился, но открыл для себя другой источник - иероглифы. Согласно восточной эстетике, в манере написания черт иероглифов есть чувство дыхания - "ики", что ассоциируется и с жизненной энергией, и с движением. Недаром в Китае и Японии популярны такие практики, как тай-чи, где движение и дыхание составляют единое целое.  

 

На основе переосмысления восточной мысли о сущности дыхания и каллиграфии у Мишо появилась задумка о сборнике поэзии "Движения", где поэтические строки перекликаются с выразительными "псевдоидеограммами". В моей книге этот сборник занимает двадцать пять страниц и напоминает визуально строки из эссе "Думая о феномене живописи":

 

"Малюйте без цели, черкайте не задумываясь - рано или поздно на бумаге появятся лица".

 

Вплоть до 1950-х годов эскизы, навеянные иероглифами, всё ещё оставались на бумаге - в стадии разработки. Были испытаны на прочность различные материалы: акварель, гуашь, китайская тушь. Выбор Мишо остановился, конечно, на последнем, так как  тушь позволяет добиваться спонтанности штриха. Иногда количество таких нарисованных знаков доходило до двух тысяч в день. Можно представить, с какой скоростью они были выполнены. В итоге, для сборника "Движения" были выбраны лишь 64 рисунка с 12 000 страниц.

 

"В живописи я больше всего ценю кинематограф".

 

Эта фраза Мишо всё будто подытоживает. Автор имеет ввиду, что сам акт творчества должен быть довольно зрелищным, быстрым, непредсказуемым, наполненным "внутренним дыханием штриха", как в каллиграфии. 


Write a comment

Comments: 1
  • #1

    Quiana Stuhr (Friday, 03 February 2017 09:47)


    Hello colleagues, its great article concerning educationand fully defined, keep it up all the time.